Новости
16 ноября 2017, 05:21

«Мы еще увидимся, Тимоти!».

Продолжаем рассказ об октябрьско-ноябрьской смене в «Артеке», в которой участвовали юные гайчане, недавно вернувшиеся из Крыма на родину.

«Артек» – это копилка историй успеха. Любой ребенок, побывавший в этом всемирно известном лагере, – неповторим и талантлив, со своими победами и достижениями. И когда такие истории успеха накладываются одна на другую – возникает та уникальная атмосфера творчества, которая способна влиять на подрастающее поколение многие и многие годы.

В «Артеке» ребята из Гая пели, танцевали, рассказывали о себе. И, конечно, знакомились со сверстниками из разных уголков планеты. Об одном таком знакомстве мы расскажем. Итак, Тимоти Санников, талантливый парень из Израиля.

– Как тебя лучше представить? Певец, танцор?

Тимоти начинает открывать какой-то файл в телефоне.

– Сейчас… я вам… все… расскажу… – возится с телефоном. – Сейчас… Вот! Тимоти Санников – певец, актер, музыкант, танцор, участник телевизионных проектов «Голос. Дети» в России и в Украине, финалист конкурса вокалистов «Детская «Новая волна» 2015 года», финалист от Израиля на конкурсе детское «Евровидение»… – Тимоти отводит взгляд от экрана айфона и с широченной улыбкой добавляет: –… и просто прикольный мальчик!

– Так, «прикольный мальчик», какая строка из этого длинного перечисления тебе дороже всего?

– Детское «Евровидение», я думаю. Там я получил... новый опыт с наушниками (улыбается). Когда мы работали – не было мониторов, просто это было бы некрасиво. Мы работали с наушниками – и это оказалось очень удобно. Сейчас, я надеюсь, мы купим наушники, и я буду с ними выступать на повседневных концертахх.

– А что это даёт?

– Ты слышишь только музыку или только свой голос, в зависимости от наушников. В лучшем качестве! Потому что от мониторов ты ещё слышишь зал… Когда в зале кто-то чихает, то это неприятно слышать. А наушники – это прямой звук, только музыка и ты.

– Чем еще «Евровидение» тебя удивило?

– Там все ребята творческие! И они разговаривают на том языке, на котором я люблю разговаривать. О музыке! Все песни, которые я люблю, – они тоже любят.

– Первый раз в среду попал, где все дети – как я! Было очень здорово, когда всё – то же самое! Там были участники из 17 стран, 23 участника.

– С кем ты подружился больше?

– Был мальчик, мы с ним еще с «Новой волны» дружили. Саша Минёнок, он из Беларуси. Были девочки с Украины – мы с ними хорошо подружились. Из России. Из Армении. Вот.

– В свободное время какая культурная программа там была?

– У нас не было свободного времени, мы всё время репетировали, примерялись к обстановке. У нас какие-то интервью брали. Иногда нас водили в разные исторические места по Мальте. Это было на Мальте, кстати.

– Ты первый раз был на Мальте?

– Да, первый раз. Наш зал, где мы выступали, сам по себе являлся историческим местом. Это древний оперный театр – просто самый большой зал на Мальте. Он под землей находится. Там, чтобы соответствовать «Евровидению», сняли старую сцену, реконструировали всё – сцену, места для зрителей заново оборудовали.

– Что ты исполнял?

– Песню Follow My Heart («Следуй своему сердцу!»). Я пел в дуэте с девочкой Широй Фриман. Эту песню написали специально для нас. В песне поется о том, что не надо слушать никого, слушай только свое сердце – и иди по этому пути.

– Этот совет («Следуй своему сердцу!») к тебе применим?

– Да. У меня в повседневной жизни в принципе так! Я слушаю режиссеров. Когда нужно! Он больше видит со стороны. А иногда, когда говорят: «Фу, ты плохо поешь!» и подобные вещи, – я просто никого не слушаю. Потому что кому-то нравится, кому-то не нравится. Для тех, кому не нравится, я не пою и не играю. Я не танцую для тех, кто это не любит...

– Ты согласен, что сердцем иногда мир можно лучше понять, чем разумом?

– В принципе, да! У меня был такой случай на «Новой волне». Две недели режиссер говорил мне, что надо делать, – и первая песня у меня получилась не очень. Оценки были – второе или третье место с конца. На второй день я сказал маме: «Мама, сейчас уже не важно, что я сделаю, я уже точно не буду лауреатом!». Невозможно уже было! И я просто кайфовал на сцене, не слушая режиссера! И за тот вечер получил самую высокую оценку. Это один из примеров, когда надо слушать себя, а не только режиссера. Точнее, надо слушать режиссера, но идти за своим сердцем.

– Скажи, а на других выступлениях, в частности, когда мюзикл «Билли Элиот» идёт, ты получаешь удовольтвие от сцены?

– Конечно! Если бы я не получал удовольствие, зачем бы я выступал? Да, есть такие певцы, которым уже не очень нравится, но я не из их числа. Мне нравится! Я готов это делать всегда. Я, конечно, не очень люблю репетировать, потому что повторение-повторение-повторение… Если даже репетирую – люблю делать это напротив кого-то, а не сам. Тогда есть реакция из зала. Нравится, когда отвечают. Тогда есть такой, как мне говорили на «Новой волне», «пинг-понг». Ты отдаешь зрителю эмоции, а зритель отдает их тебе обратно. Ты – сильнее, и он сильнее, ты – ещё сильнее, и он – ещё сильнее. И получается в конце – ты вообще на надрыве: АУААА!!!... (смеется).

– Расскажи поподробнее про мюзикл «Билли Эллиот». Как ты попал туда? Что это за спектакль и какая там у тебя роль?

– Это история о мальчике, одержимом мечтой стать танцором. В мюзикл я попал совершенно случайно. Меня где-то нашли (где, – до сих пор не рассказали), и позвонили, пригласили на аудишн. И там сказали: «Это балет!». О’кей! Я пошёл на балет, я ещё не знал, что это. Ну, пошёл. Подумал, ну, минимум в балетную школу попаду. Вижу: все с камерами, всё так серьезно, «Балет-балет!»… А я не такой балерун, скажем так. Я танцую, но в другом стиле. Потом оказалось, что меня не только в балет пробуют, но и на главную роль. Потом мне сказали: «Ты в принципе, подходишь, но… Давай попробуем ещё на одну роль – на роль Майкла, лучшего друга Билли!». Я пошёл на вторую роль, и меня приняли! Теперь я играю в спектакле одну из главных ролей. И я там танцую, правда, не балет, а степ.

– Что за характер у твоего героя?

– Это очень позитивный человек. Он всё время позитивный. Даже в самом конце, когда Билли уезжает из своего маленького городка в Лондон, в школу балета, и мы прощаемся с ним… Даже в этот момент, когда все расстроены и грустны, выбегает Майкл и кричит своему другу: «Балерина! Иди сюда!». Билли отвечает мне: «Пока, Майкл! Мы ещё увидимся!». Я отвечаю: «Конечно! Мы ещё точно увидимся!». И в этот момент, на каждом выступлении – мурашки по коже… Ведь все понимают, что друзья вряд ли ещё увидятся. Но бодрятся! На всех выступлениях я перед выходом на сцену все время плачу, потому что понимаю: вижу своего друга в последний раз. А в последний раз, во время последнего выступления Билли сам заплакал – конкретно! И я тоже не сдержался. Только успел сказать ему: «Да, мы ещё увидимся!» – и прямо зарыдал. Раньше времени!

На этом мы завершаем интервью с Тимоти Санниковым и говорим ему: «Спасибо Тимоти за концерты, за ту радость, что ты несёшь своим зрителям! Мы еще увидимся, Тимоти!».

Помощь в подготовке гайской делегации к поездке в «Артек» оказали ЗАО «Рифар» (директор А.С. Пеньков) и ПАО «Гайский ГОК» (директор Г.Г. Ставский). Благодаря этим предприятиям и их руководителям гайские мальчишки и девчонки, отдыхавшие в «Артеке», вернулись в Гай с новыми знаниями и опытом социальной ответственности.

comments powered by HyperComments

Интересное












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg